Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

krishna

впихнуть невпихуемое

чем дальше, тем больше мои попытки найти себе спутницу похожи на попытку младенца всунуть кубик в треугольное отверстие.

любовь

все отверстия какие-то не такие. стою на асфальте, в лыжи обутый.
krishna

мужской вопрос

у вас бывает так, что нужно подрочить, вы идете, достаете, начинаете, а потом как-то так... как бы. ну как-то лень что ли. да ну его как бы нахуй ей богу, что за детский сад. не так уж и хочется в общем-то. можно завтра. стоять тут, или сидеть, пыхтеть. глаза закрывать. фантазировать. да и о чем? нет ну можно конечно представить вот например последний раз. даааа. вот как она так. она так значит.. ммм.. да, она так неплохо тогда так. но с другой стороны... вот кстати насчет другой стороны тоже знаете там все не так плохо, талия у нее такая удивительная, особенно если знаете такое бывает если жопа огого и раком, то сразу такой контраст и ну понятно в общем и хочется так ну как бы СЖИМАТЬ и НАСАЖИВАТЬ и

ну и разжимать и когда разжимаешь в поле зрения попадает эта коричневая дырочка а она у нее очень аккуратная и такая как бы это сказать ПРИЗЫВНАЯ что ли и она, что интересно не против, ну то есть это от настроения зависит, иногда она так втягивает в себя воздух сквозь зубы и говорит "нет, больно, нет" а иногда тоже втягивает но говорит "итс окей" и меня это скажу прямо бодрит

и маленькая изящная тугая подтянутая хрестоматийная как на рисуночке младшеклассника пизда - так хорошо ее облизывать, за что она и привязалась ко мне, видимо, других причин я не нахожу, я человек сварливый и сутулый, залысины опять же, характер трэш, говорю часами о своих детях, пью, курю марихуану, а какой классный блядь секс под марихуаной друзья мой, какой классный секс, я ее эту маленькую подтянутую подругу дней моих суровых могу лизать и целовать часами и летать в подпространстве или скорее над. и коричневую подругу тоже и все так просто красиво и упруго и сиюминутно и в нужное время в нужном месте самое гланое самое нужное здесь и сейчас нет ничего лучше катарсис эндшпиль апофеоз нет конечно не совсем апофеоз апофеоз будет когда она будет со мной проделывать то же самое приблизительно и вот тогда-то, тогда-то

так, я сейчас
krishna

(no subject)

не могу и не буду больше молчать. я боялся сюда писать, потому что мне страшно жить и еще страшнее в этом признаваться, но нужно же что-то с этим делать? доктор говорил - завести дневник. все обстоятельно записывать. изменения состояния - что, почему, во сколько? заносить в эксел, там можно потом график автоматически. хроника пикирующего бомбардировщика. хотя какой из меня бомбардировщик? дельтаплан скорей. да и не дельтаплан. пингвин!

и тут я вспомнил, что у меня есть полуживой журнал. хочется чтобы это был обычный дневник, в старом добром жанре ЖЖ, забытом уже в наши лихие десятые - интроверсия наизнанку, надуманные откровения, капелька пафоса, щепотка истерики.

1. иногда становится Ясна Суть Вещей, и после таких озарений особенно трудно делать вид, что я нормален. мир становится нарисованным - Матрицей, галлюцинацией, я просыпаюсь на проволоке над пропастью, судорожно хватаюсь за соломинки - работа, дети, дом, увлечения, - но все это стремительно тлеет, рассыпается в прах, остается Страшная Правда, которая заключается в том, что
что
что
пустота, пустота, ничего вокруг, страх, лед, сомнения, беспомощность и железный циркуль

все это чья-то чужая жизнь, а моя осталась в детских мечтах навсегда, как невылупившаяся бабочка в засохшей куколке на стене деревянного сортира. покосившегося деревянного сортира!

2. вообще страх, во всем, и большой, и стая маленьких, повседневных - очень осложняет жизнь. большие страхи мешают сделать большой шаг, маленькие - маленькие просто мешают идти, спотыкаешься все время. не берешься за дело, не даешь себе слово, потому что уже брался, уже давал, уже все было, суета сует, все суета и мрак над бездной

3. все это я написал несколько дней назад, теперь уже все не так, но пускай
krishna

физичекси

вы знаете
я сейчас почитал вот тут
вынужден признать
жж, ну то есть все то, что я сюда, написал - это самое дорогое, что у меня есть
ну после детей
СРАЗУ после детей
не знаю, как говорится, смеяться или плакать
это ненормально все же так к себе относиться
или нормально?
никак не могу понять я нормален или нет
и какая разница
и как к этому относиться
и как относиться к тому как я к этому отношусь

к тому же я еще считаю что я физичекси непривлекателен
физичекси
krishna

точно!

"К примеру, собираются за столом люди моего возраста, а то и гораздо моложе мужчины, и говорят о знакомых и понятных мне вещах, и вдруг я ловлю себя на том, что чувствую себя среди них как ребенок, что все они знают то, чего не знаю я. Лишь одна мысль утешает: а вдруг и каждый из них чувствует себя ребенком в обществе и только лишь притворяется так же, как я притворяюсь? Может быть, каждый только пыжится в расчете, чтобы его не сбили с копыт?"

(с) неа, не Гришковец, а Василий Аксенов
krishna

доп. измерение

есть яркие воспоминания из жизни, есть из снов, есть неизвестно откуда
а есть из книг - не менее живые, визуальные, и не по картинкам, а по тексту

например:

- Незнайка проваливается в яму на Луне
- Гулливера уносит в клетке орел
- Робинзон находит инструменты
- Дубровский стреляет в медведя
- гигантский младенец из "Соляриса"
- дуб Балконского, похожий на дуб из "Ёжика в тумане"
- Эдичка отсасывает у негра
- Лолита лишает невинности Гумберта

и так далее?
krishna

физиологическая культура

николай говорит, что бег похож на секс. когда, говорит, готовишься к пробежке, чувствуешь возбуждение, предвкушение радости, зашнуровываешь кроссовки с таким же трепетом, с каким расшнуровывал бы чей-нибудь корсет; вступаешь на беговую дорожку с дрожью, с которой вступал бы в чье-то радушное тело; постепенно прибавляешь темп, как если бы постепенно прибавлял темп, а через полчаса глаза тебе заливает пот, движения становятся автоматическими, конечности ноют, ты дышишь, как астматик в минуту приступа, ты не можешь дождаться, когда закончится эта мука, ты не понимаешь, зачем ты этим вообще занимаешься, ты клянешься, что делаешь это последний раз в жизни, наушники выпадают из ушей, майка липнет к телу, ты ненавидишь ее, ты хочешь ее разорвать, а она просит еще, еще, еби меня, а ты уже ну не можешь ну все уже выдохся совсем бля ну сколько можно не стоит уже а нет надо надо беги еще немного еще миленький давай давай вон до заправки потом направо там еще где-то километр если боком положить нет давай лучше вот так да нет вот так сюда руки ох погоди - что устал? - да нет нет что ты - устал? - да нет не устал я - да ты же вспотел весь, отдохни, чего ты - да ничего я не устал! дура! - че ты орешь-то? - это я ору? это ты орешь! - да успокойся ты! - я блядь щас успокоюсь - ты что - а ничто - отпусти ... коля что ты делаешь... кооля оо нико нико николай у тебя же ты же ааааа постой постой нет да да нет вот вот вот вот да сюда сюда через детскую площадку можно срезать да да боже боже вон уже дом давай давай прибавить сильнее сильнее сожми меня ах ах

потом в душ
krishna

справедливость

В школьный туалет Саша заходить не любил. Никто не любил. Туалет представлял собой тянувшуюся вдоль стены ничем не огороженную бетонную канаву длинной метров в пять. Канава возвышалась над уровнем пола на две ступени. Утром туалет оставался в относительной чистоте, но в конце учебного дня ступени обычно оказывались залиты мочой, а канава обогащалась горками кала, заботливо прикрытыми промокашками. "По-большому" в перемены ходить было невозможно, туалет был полон желающими поссать и покурить, да и во время урока мало кто рисковал быть застигнутым за таким интимным занятием.

Вот и теперь - несмотря на то, что кишки ворочались в животе, чмокали, хлюпали, скручивались в узлы, - Саша терпел. Да и с урока, в кои-то веки, уходить не хотелось.

Урок был не простой - Урок Мира, приуроченный ко Дню Победы. Тамара Семеновна разрешила ребятам сесть так, как они захотят, и Саша оказался позади Солнцевой. Он мог рассматривать ее косу, молнию на спине коричневого форменного платья и даже выступающий под платьем замок лифчика. Он чувствовал ее запах.

Collapse )
krishna

Зина

Сразу, как проснулся, вспомнил, что сегодня четверг, сегодня пьёт с ней кофе. Представил смутно, как сидят в кафе, как потом едут к ней - на ней? на нем? Представил более подробно, что будет потом, совсем четко - ее голову у себя между ног, ее веселый взгляд снизу, как она освобождает рот на секунду, чтобы сказать какую-нибудь шутку, не очень смешную, но он все равно смеется из вежливости и засовывает обратно

Взял в руку вставший член, лениво подвигал

Днем созвонились, договорились о месте и времени. Шел, смотрел на женщин, сравнивал с ней. Все казались моложе и красивее, как-то даже чересчур - слишком молодые, слишком красивые.

В конце концов ничего же не будет. Что такого, просто приятели, друзья, договорились поболтать, попить кофе. Сколько раз он ее видел? Два? Три? Нет, два. Сначала у Сомова, совсем пьяный, она была с Фельдманом, потом у Кати, где ее и разглядел. Обаятельная, веселая.

На кофе сразу согласилась. Ну и что? Ничего. Добрая, веселая, общительная. Замужем она или нет? Откуда здесь столько красивых женщин? Она вроде тоже ничего. Короткая стрижка, большие уши. Забавная. Насколько он помнил. Где же она?

А вот она, спускается по лестнице. Увидела, машет рукой. Какая смешная треугольная голова. Одета во что-то невнятное, черно-серое. Встал ее обнять, а она обошла стол с другой стороны. Нарочно. Или нет? Пускай, так даже лучше. Милая конечно, да. Милая. Господи.

Что у нее на уме? Зачем она здесь? Сказать ей, зачем он здесь? Сказать, что хотел с ней сделать? Сказать, что уже совсем не хочет? Нет. О работе, об учебе, о зубных врачах, о кофейных аппаратах, об общей знакомой Тоне, которая сошла с ума, о детях, об учебе в университете, о

О чем? У тебя ребенок на третьем курсе? А что изучает? А какого он пола?

Он не подает виду. А сколько он думал ей лет? Да неважно господи да какая разница. Она милая. Посмотри же какая милая женщина. Маленькая, худенькая. Изо рта пахнет. Откуда здесь столько красивых женщин? Почему они все такие молодые и красивые? Почему она не такая?

Почему она такая вот как есть и почему он такой? Еще кофе? Кофе горький, как разочарование. Что они здесь делают вместе. Зачем она здесь и зачем он здесь. Она видит, что он разочарован? Она разочарована?

Ну что, пока?
Ага, давай.
Ну давай, звони.
Ты тоже
Надо будет еще как-нибудь
Да, конечно
Созвонимся

Обниматься не стали.

Он сидит в машине, опустив голову на руль. Она заходит в магазин, берет первое попавшееся платье, прячется в примерочной кабинке. Смотрит на себя в зеркало, улыбается. Она всегда улыбается.
krishna

(no subject)

добрый вечер, мой милый дневник
кошку вырвало на половик
туча плачет на теплую улицу
дети кушают мертвую курицу
женщины платья надели
скоро конец недели