Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

krishna

все что нас убивает, нас убивает

вот значит так. значит такой фильм. человек, назовем его С., просыпается под нежные звуки будильничка из айфона, некоторое время лежит, недовольно постанывет, потому что не хочет вставать и вот это вот все. встает все-таки. бредет в туалет с телефоном, садится на унитаз, читает скажем фейсбук там, почту. бульк-бульк. отрывает от рулона, подтирается, еще отрывает. идет чистить зубы. смотрит на себя в зеркало с легким отвращением. рожа мятая, под глазами мешки. идет в душ. поет песню "не для меня", мылит шампунем голову, бороду, подмышки, старательно и даже как-будто с удовольствием - анус, яйца, член. вытирается. смотрит на себя в зеркало, теперь уже милосерднее. подравнивает бороду зелеными канцелярскими ножницами. одевается. чуть более довольное выражение лица теперь у него.

идет на кухню, открывает холодильник, достает йогурт. включает кофейную машину. ест йогурт стоя, пока она жужжит. пьет кофе, тоже стоя. открывает холодильник. закрывает холодильник. выходит в коридор, обувается, смотрит на себя в зеркало. плачет, вытирает ладонями лицо с яростью. выходит из дома и куда-то идет пешком. очевидно, на работу. большой город, раннее - да хотя не такое уж и ранне - утро. С. идет по тротуару, доходит до остановки, достает из кармана айфон и погружается в происходящее на говноэкранчике. подъезжает автобус, С. заходит, оплачивает проезд, садится, ныряет обратно в информационный поток.

вот его остановка. С. выходит, заходит в офис, садится за компьютер. начинает работать. работает. наливает себе на кухне кофе, возвращается на рабочее место. продолжает работать, прихлебывая. вот и время обеда! С. идет в близлежащюю забегаловку, ест что-то из тарелки, не отрываясь от айфона. небольшая прогулка до офиса, опять работа. работа, работа, работа. не без перерывов на фейсбук, конечно, без фанатизма.

пора и честь знать. прогулка до остановки с наушниками в ушах, киндл апп с детективом в автобусе, нехитрый (!) ужин (разогрел полуфабрикат), полистал сериалы, нашел что-то сносное, заснул на диване с бутылкой пива, чуть не разлил. хромая затекшей ногой перебирается С. на кровать, одежду бросает на пол. перед тем, как заснуть окончательно, немного плачет.

день второй. такой же, за исключением бутерброда с колбасой и чаем вместо йогурта и кофе.

день третий. сегодня вечером С. едет в филармонию на скрипичный концерт Бетховена. седьмой ряд, одиннадцатое место. в огромном зале, как и на улицах, и на работе, и в общественном транспорте, и в бассейне, и в кинотеатрах, и в ресторанах, и на пляжах, и в больницах, в общем, как и везде - никого, кроме С., нет. пусто.

музыканты уже расселись по местам. у них, как и у водителя автобуса, и у официантов, и у докторов, и у барист в старбаксе, и у картинок в профилях фейсбука, нет лиц. не совсем понятно, что это означает, но лиц нет. это люди без лиц.

С. сидит в зале один и слушает музыку. в антракте он выпивает в баре немного алкоголя. возвращается домой в пустом как всегда автобусе. дома выпивает еще алкоголя. и еще. плачет, не может заснуть. засыпает под утро, за два часа до нежного звона айфона.

сегодня такой же день, только между чисткой зубов и бутербродом С. решает подрочить. и тут не обходится без айфона с любимым порносайтом.

С. выходит из дома с ощущением опустошенности. он направляется к остановке. улицы, как всегда, пусты, только слышен какой-то новый звук - цок цок цок. навстречу С., из-за поворота, выходит молодая женщина с привлекательным лицом. С. глубже засовывает руки в карманы, окидывает ее осторожным взглядом. она смотрит вперед. вот они почти поравнялись. С. заглядывает женщине в глаза. она отказывает ему в визуальном контакте, продолжает свой путь. С. доходит до остановки. поворачивается лицом к дороге. выжидает ради приличия пару секунд, как бы без любопытства смотрит вслед удаляющейся незнакомке. незнакомка удаляется. напротив С., тяжело фыркнув, останавливается автобус.

С. усаживается, достает айфон, забывает про женщину.

на следующий день на завтрак С. есть творог со сметаной и медом.

конец.
krishna

(no subject)

попытка отношений провалилась!
укрепив тем самым меня во мнении, что мне никто не нужен
это просто _кажется_, что нужен, но на самом-то деле - так лучше, одному. так проще, так понятнее. а вот этот вот зуд "ах где найти кого-то, мне трудно без кого-то, могу весь мир я обойти" - это фантомная боль. не могу. и не хочу. вспомнишь, как колбасило каких-то лет десять назад, перечитаешь любовные письма - боже, кто это? зачем? стыд-то какой

но все равно конечно нет-нет да и почешешь этот гондурас. хочется страстишек! адреналина, слюней, слез и прочей сопутствующей слизи. тысяча чертей.
krishna

кроль

настроение дрянь, хочется удавиться. у меня раньше бывало такое довольно часто, но последнее время, полгода где-то, я путем титанических усилий загнал это самое свое ноющее "я" глубоко в подсознание, под толстый серотониново-эндорфинный лед. я сидел на диете, я полностью отказался от алкоголя, выполнял ежедневно физические упражнения, вступил в некое подобие нормальных человеческих отношений с цивилизованной женщиной, усердно работал - но вот хрусть что-то где-то сдвинулось, то ли в небесной сфере, то ли в черепной, и мое страшное черное "я" корчит рожи, ломится, царапает отросшими когтями лед, воет и скулит

думаю о смерти, о бренности, об упущенном, о недоступном; смотрю с необъяснимою тоскою на фотографии красивых женщин, которые меня, если честно, все больше волнуют сугубо эстетически, и потому, видимо, и испытываю я это беспокойство

только длительное воздержание - недели две? - способно подтолкнуть к каким-то действиям. позвонить, встретиться, возбудиться, просунуть друг в друга языки, двигаться - а летом еще и потеть при этом обильно, - издавать стоны якобы сдерживаемой страсти, делать что-то, что хочет она, мириться с ее нежеланием делать то, что хочется мне, да и хочется ли мне? если она сделает то, что мне хочется, что это изменит? кончу на десять минут раньше, на десять минут раньше накроет посткоитальный апокалипсис - зачем?

опять нужно садиться на диету - кефиры, йогурты, салаты, бледная куриная грудь, вязкие бананы. опять, как хомяк в колесе - монотонный кроль в бассейне, изнуряющие подтягивания, отжимания, приседания, и здесь тоже пот, но наградой - тихая тускловатая радость, если повезет - до обеда, а то и до вечера, но это навряд ли.

все такое зыбкое, как паутина, вчера был весел счастлив и добр а сегодня скотина всех ненавижу готов убить. с одной стороны хорошо, что у меня нет пистолета. с другой стороны - плохо.

photo_7452[1]
krishna

ни месяца без строчки

сапёрное дело Игнат знал как все свои пять пальцев

*

индийский ресторан "Хатка йога"

*

- телефон у меня простой - 9369319
- так уж и простой
- а ты проверь. ни на что не делится

*

и смех и грех и на дуде огрех
(о профилактике ЗППП)
krishna

глинтвейну

здравствуйте, меня зовут Сергей, я не очень люблю это имя, как не любил бы любое другое, которым меня могли бы назвать, потому что имя помещает тебя в один кластер с тезками, и вот уже между мной, Сергеем Бубкой, Сергеем Брином и Сергеем Есениным как будто есть что-то общее, а ведь это вовсе не так, ведь я уникален, ведь их много, а я один

я давно здесь ничего не писал, потому что у меня появился любимый читатель и я пишу сейчас в него. я не могу говорить о подробностях, потому что это тайна, это часть моей тайной жизни, которой у меня по официальной версии как бы нет, а из-за того, что я раскрыл свое инкогнито здесь некоторое время назад и тем самым пригласил сюда своих друзей и знакомых из настоящей жизни, моя вторая, тайная жизнь, которую я так любил, которую, как это ни глупо, считал чуть ли не настоящей - она исчезает отсюда, просачивается сквозь строчки обратно в укромные уголки меня.

вот такие wikileaks

а зачем я раскрыл свое инкогнито - я не знаю. то ли из невнятного тщеславия, то ли в отчаянной попытке начать "новую жизнь" - годы-то летят, колея становится глубже, не говорите, что вас не посещала эта бледная мысль - я думал, что если перекрою себе все щели, через которые выпускаю энергию, то найду свежее русло, потеку ровным мощным потоком в светлое будущее, и моя физическая, осязаемая жизнь станет тем, чем она и должна быть - настоящей, желанной, единственной

а проявляется это, к моему растущему недоумению, в увлечении спортом. и вот я готовлюсь к марафону - глупее сложно придумать занятие для разума и сердца, какой-то апофеоз бессмысленности существования, но зато вот оно позволяет похвастаться и получить свою порцию согревающей душу чужой зависти и социального одобрения, не говоря даже о том, что это довольно дешевый источник эндорфинов, но хорошо ли хвастаться этим? достойно ли? имею ли я право, не поступаю ли низко, ведь хвастаться вообще некрасиво, тем более облекая хвастовство в нытье и размусоливая свои рефлексивные сопли по этому поводу нет нет я все сотру что за бред это нельзя писать я же в конце концов мужчина у меня имидж какой еще нахуй имидж боже мой зачем вообще я все это пишу почему я здесь мне завтра рано вставать тренировка в пизду тренировку ебнуть бы глитнвейну! глинтвейну бы сейчас ебнуть! господи!

скоро новый год
krishna

котлетки

Гринёв принес котлетки и видеокамеру.

Блюдо он достал из большой спортивной сумки сразу, у порога. Передал Кате, улыбнулся: "Тут вот я котлетки принес. Сам делал." Пока расшнуровывал ботинки, слышал из зала Катин голос: "Смотрите, что Витя принес. Котлетки! Сам делал!" Гости сыпали междометиями и шутками на кулинарные темы.

- Витя, но у меня же рыба. Их погреть? - спросила Катя, когда Гринёв вошел в столовую.
- Да ты поставь их прямо так, будет закуска. Я нашел интересный рецепт, хочу, чтобы все попробовали.
- Кулинар!

Гринёв поздоровался с гостями. Аня с трехмесячной Люсей на руках была центром женского внимания. Митя и Леша обсуждали перспективы развития трехмерного телевидения. Ренат сидел за роялем и играл что-то быстрое, то и дело спотыкаясь. Все пили - кто пиво, кто вино. Витя нарочно опоздал - он знал, что Катя никогда не подаст горячее, пока не явятся все гости, и как только его котлетки оказались на столе, на них сейчас же нашлись желающие.

- Ты че это котлеты припер? - спросил грубый Ренат, оставив в покое рояль, и схватил самую большую.
- Да нашел вот хороший рецепт.
- Мммм! - Ренат откусил сразу половину и задрал брови. - Неплохо.

Он сунул в рот вторую половину и взял еще одну.

- Ренат, что за свинство! - возмутилась Катя.
- Другим оставь, - забеспокоился Гринёв.
- Чуваки, Витя-то оказывается Похлёбкин! Тебе ресторан нужно открывать.
Collapse )
krishna

(no subject)

хорошо, объясните, что мне делать
мне не нравятся женщины ну скажем так взрослые
четкой границы нет - 30? 35?
я не могу ничего с собой поделать, я стараюсь, мне кажется я сильно стараюсь
возможно мне просто никто не нужен кроме как для секса, а в качестве сексуальных объектов я их почему-то не могу воспринимать
ну только если совсем уж породистых и красивых и стройных, но таких я что-то давно не видел
они есть
у меня много таких знакомых, все почему-то виртуальные и далеко, лично ни одной не знаю

блядь блядь блядь

да нет ну черт с ними конечно ну нет так нет
но мне кажется это ненормально
или это нормально?
или это естественно, но нужно с этим бороться? или не нужно?

тут есть мужчины которые прожили 10-15-20 лет со своими женами и до сих пор их
хотят?
как вы это делаете?
я на большинство пар своего возраста смотрю и не понимаю как. они ебутся? он ее целует, нежности говорит, прижимается к ее плоской жопе, щупает с вожделением эти кожаные мешочки бывшие когда-то упругими? с вожделением?

оптимальная самая разница - 10-15 лет
по крайней мере сейчас, что будет дальше я не знаю

так

не знаю что-то колбасит меня сейчас слегка

я посмотрел недавно фильм "о чем говорят заратустры мужчины", милый такой фильмец, но у меня возник вопрос - а что, действительно об этом говорят мужчины? здесь мужчины есть?

я давно уже понял что я не мужчина а мутант, ошибка эволюции
ну ничего все пройдет как с белых яблонь дым
любовь кстати тоже
krishna

старбакс

покупатель у стойки кафе не может решить, что взять

за его спиной очередь из тридцати-сорока крепких мужчин среднего возраста
покупатель изучает меню
все молчат
он не может никак решить. торопливости нет ни в его жестах, ни в лице
очередь улыбается
покупатель думает. он никуда не спешит.
продавец переводит влюбленный взгляд с его губ на его глаза и обратно
проходит минута

в минуте шестьдесят секунд

раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать, двадцать, двадцать один, двадцать два, двадцать три, двадцать четыре, двадцать пять, двадцать шесть, двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять, тридцать, тридцать один, тридцCollapse )
krishna

баранина

Когда Сане исполнилось три месяца и три дня, в квартиру позвонила старуха Баранина. Эта старуха занималась тем, что ходила по квартирам и продавала баранину. На вопрос "кто там?" она отвечала, слегка подвывая, как на рынке: "Баараанина!" Поэтому Санины родители так ее и прозвали - "старухa Баранина". Она заходила к ним часто, всегда в пуховом платке, в зипуне с железными пуговицами, в двух-трех засаленных юбках и в галошах. У старухи было толстое багровое лицо, а за левой ноздрей робко пряталась огромная коричневая бородавка. И всегда, всегда от старухи сладковато пованивало бараниной.

Санина мама открыла старухе дверь и провела на кухню. Старуха молча раскладывала на столе свою баранину и косилась на Саню, гугукающего у мамы на ручках. Пальцы у старухи тоже были мясные, темно-красные. Мама переложила Саню на левую руку, чтобы потрогать старухино мясо, и Саня отрыгнул только что высосанное молоко старухе в сумку.

- А сынок-то баранину не любит, - сказала без улыбки старуха-Баранина. - Не любит.

И дотронулась холодным пальцем до Саниного лба.

Collapse )