Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

krishna

(no subject)

смотрел фильм "мой папа - барышников" (так себе), а там про мое детство, мы с главным персонажем почти одного возраста; и вот значит в кино заиграл "мираж". заиграл, и, как могут только некоторые запахи, отворил во мне такие глубокие пласты памяти, которых, как я думал, давно уже нет, которые сгинули, спрессовались в прозрачную слюду - "музыка нас связала", дискотека в колхозной столовой, местные гопники, "эта ночь", жаркая летняя эта ночь с запахом сирени, выпускной, теплоход, наташа в белом фартуке, "видео-видео", наташа просит переписать кассету, дача, японский мафон, душ, чистые простыни, читый звук с кассеты "денон", открытое окно, шелест тополя, далекий стук вагонов, непонятно чем запомнившиеся моменты, превратившиеся вот так ретроспективно в счастье, ничем, кроме юности, не объяснимое.

безумный мир сделал все не так

инфернальный вокал подобен голосу небезызвестного кенара Пинчи, воспитанника Ирины Георгиевны Двужильной - "ах какие птиииички мааааленькие птички пинчи пинчи пинчи твить твить твить мне нужен будешь только ты чтоб сбЫлись наши все мечты" - дача, Волга, сигареты, мысли о девочках, девочки, все такое свежее, новое, насыщенное, "звезды нас ждут сегодня, видишь их яркий свет"

люди проснутся завтра, а нас уже нет
эх наташа наташа
krishna

(no subject)

выходит на экраны фильм "Цитадель" и оказывается - ну что значит "оказывается"? а вот то и значит, просто сразу весь многострадальный народ моментально и неотвратимо это понимает всем сердцем и всем умом, какой есть - так вот оказывается, что это самый гениальный фильм всех времен и народов. он берет всех оскаров, ник, львов, медведей, все пальмовые ветви и лавры
блогеры плачут в комментах у бесогона, лижут пятки и каются, вся лента забита отрывками с ютуба, которые настоятельно рекомендуется с помощью специальных кнопок "разместить у себя"
Никита Сергеевич тоже плачет, сбривает усы, выходит из единой россии, собственноручно снимает мигалку (все это показывают в прямом эфире по бесогон-тв) и объясняет, что все это время он-при-тво-рял-ся! ботинком по лицу бил каскадера, проценты с болванок раздал по приютам для умалишенных сирот, манифест написал по пьяни, а перстни на нем бутафорские, из папье-маше, вот сами посмотрите - срывает с пальцев перстень, разминает в труху и зачем-то съедает
все истерично смеются и размазывают тушь по лицу
начинается любовь, не омраченная буквально ничем (только может быть туши не всегда всем хватает чтобы размазывать)

я верю, что так и будет, ведь главное - это верить, да?
ну вспомните вспомните же механическую пьесу для пяти вечеров на территории любви ведь мы выросли же мы же выросли на этих фильмах
у меня помню еще был такой телевизор горизонт и там каналы переключались с усилием и треском, а показывало только два, первый и пятый, и чтобы переключить на пятый нужно было щелкнуть четыре раза по часовой, а чтобы на первый - четыре раза против. вот так.
krishna

Андрей и Надя

За спиной Сэма расцвёл взрыв, но Сэм не обернулся. Левый рукав его футболки был пропитан кровью, пистолет с глушителем оттягивал руку.
- Если что - мы были на рыбалке, - сказал он Джошу, переводя дыхание.
- А бабушка не обидится? - подмигнул Джош, толстый чернокожий коп, вытирая лоб рукавом форменной рубашки.

Зрители засмеялись с долгожданным облегчением и шумно втянули в себя остатки кока-колы со дна картонных стаканов.

Выли сирены, мигали огни "скорой", сновали санитары и полицейские. Из горящего небоскреба вывозили носилки. Сэм не спеша подошел к ним, сказал что-то доброе и многозначительное. Потерпевшая бессильно улыбалась, давая понять, что все в сущности окей, что жизнь продолжается, даже улучшается, и после окончания киносеанса станет намного лучше, и все персонажи, включая Тома, станут намного счастливее, будут счастливы всегда и никогда не умрут. Зрители легко верили в это, сами испытывая глубокое, настоящее, практически недостижимое за пределами кинотеатра счастье.

Двери "скорой" захлопнулись, обещая потерпевшей скорое выздоровление - пустяки, царапина.

По экрану побежали титры. Зрители хлопали сиденьями, отряхивали колени от попкорна, разминали затекшие ноги. Музыка сделалась громче. Звучала симфоническая тема, переполненная спокойным, основательным пафосом, как Днепр - лунным светом на известной картине Архипа Ивановича Куинджи. Одна из вторых скрипок, Михаил Талибин, потел от напряжения - для него запись саундтрека для голливудского блокбастера была первым, можно даже сказать испытательным проектом в качестве исполнителя Варшавского филармонического оркестра. Collapse )
krishna

(no subject)

хорошо, объясните, что мне делать
мне не нравятся женщины ну скажем так взрослые
четкой границы нет - 30? 35?
я не могу ничего с собой поделать, я стараюсь, мне кажется я сильно стараюсь
возможно мне просто никто не нужен кроме как для секса, а в качестве сексуальных объектов я их почему-то не могу воспринимать
ну только если совсем уж породистых и красивых и стройных, но таких я что-то давно не видел
они есть
у меня много таких знакомых, все почему-то виртуальные и далеко, лично ни одной не знаю

блядь блядь блядь

да нет ну черт с ними конечно ну нет так нет
но мне кажется это ненормально
или это нормально?
или это естественно, но нужно с этим бороться? или не нужно?

тут есть мужчины которые прожили 10-15-20 лет со своими женами и до сих пор их
хотят?
как вы это делаете?
я на большинство пар своего возраста смотрю и не понимаю как. они ебутся? он ее целует, нежности говорит, прижимается к ее плоской жопе, щупает с вожделением эти кожаные мешочки бывшие когда-то упругими? с вожделением?

оптимальная самая разница - 10-15 лет
по крайней мере сейчас, что будет дальше я не знаю

так

не знаю что-то колбасит меня сейчас слегка

я посмотрел недавно фильм "о чем говорят заратустры мужчины", милый такой фильмец, но у меня возник вопрос - а что, действительно об этом говорят мужчины? здесь мужчины есть?

я давно уже понял что я не мужчина а мутант, ошибка эволюции
ну ничего все пройдет как с белых яблонь дым
любовь кстати тоже
krishna

фантомас покурил и разбушевалсо

это ж блядь какая нужна тяга к размножению
чтобы разговаривать с незнакомыми фактически людьми через интернет
через блядь Интернет!
надеяться на какие-то приятные сюрпризы, неожиданности
надеяться на личные знакомства!
знакомиться блядь!
встречаться!!!

и так далее

и опять надеяться и надеяться и надеяться блядь ведь непонятно на что!
на что? куда? зачем?
да с какого хуя мне вообще сдались эти все тела с душами?
чего природе от меня надо-то, а?
что ж вы все такие красивые и между ног у вас у всех чем так намазано а?
каким блядь таким медом?

ну что ж это за непокой то господи
и главное сладкий такой непокой
не хочется от него отказываться как-то
не хочется не хочется

все это как-то неправильно
что-то блядь не так капитально!
и мне кажется ответ должен быть какой-то очень простой, очевидный и вместе с тем для меня неприятный. поэтому я его в упор не вижу.

чур меня

блядь запретите нахуй женские фотографии в интернете
krishna

(no subject)

у меня как у доктора хауса перерыв между сезонами
глядишь осенью начну вещать из дурдома
krishna

хелловин

для тех кто в теме. нарядился на хелловин доктором хаусом. джинсы, кроссовки, пиджачок, под пиджачком - майка с надписью "IT'S NEVER LUPUS". убедительно хромал, опираясь на палку с пламенами. и вот в разгар веселья подходит ко мне чувак в жуткой маске оборотня и просит диагноз.

несмотря на майку, пришлось диагностировать волчанку. первый случай в практике.
krishna

ну что

новости кинематографа?
кроме шуток

если вы любите фильмы "Being John Malkovich", "Adaptation" и "Eternal sunshine of the spotless mind" как люблю их я, то вам может быть также как и мне знакомо имя человека, который написал для этих фильмов сценарии - Чарли Кауфман. Со дня на день выходит его новый фильм, на этот раз Чарли же еще и режиссер. Кино можно посмотреть только за одно название, я считаю - "Синекдоха, Нью-Йорк". Не пропустите!

целую в оттопыренные уши
krishna

колено

У Андрея всегда потели ладони, и поэтому он никогда никому не решился бы положить руку на колено. Если бы он избавился от этой неприятной особенности своего организма, он сразу нашел бы множество других, абсолютно непреодолимых преград на пути к чужим бритым конечностям и сочленениям. Наташе самой пришлось ухаживать за Андреем. Они стояли на трамвайной остановке - им было по пути - и не знали, что делать. Глаза у нее красивые, чуть раскосые, с длинных ресниц осыпается тушь, на губах поблескивает помада. Зубы крупноваты. Андрей думает, что он вял, потому что Наташа недостаточно красива, но на самом деле дело в нем – он нерешителен и ленив. Нужно пригласить ее, скажем, в кино, но хочу ли я вести ее в кино, думает Андрей. Что я буду делать с ней в кино? Ее нужно будет потрогать за колено? Или еще не время? А когда время? Может быть после кино? В подъезде? Поцеловать? Но на ней помада. У меня потом губы будут в помаде. Чем я вытру помаду? Можно платком. У меня нет платка. Как ее целовать? Куда класть руки? На талию? Или трогать за грудь? А если она не даст? Если она отстранится, уйдет, посмотрит жестоко и унизительно, как тогда Бахметьева из параллельного класса? Как я буду спать ночью? Нельзя так думать. Думать вообще нельзя, нужно действовать. Сейчас или никогда. Но зачем?

- О чем ты думаешь? - спрашивает Наташа. Голос у нее по-комсомольски звонкий, несмотря на вечно заложеный нос.
- Завтра курсовик сдавать, - быстро нашелся Андрей. Если я ее позову в кино - это значит, я за ней ухаживаю, значит признаюсь, что она мне нравится и я её хочу, или, как минимум, что я её не против, но ведь это... это как-то... не знаю. Пошло как-то. И страшно. Возможно, придется ходить, взявшись за руки, будет неуютно и стыдно, хотя, наверное, и приятно – ощупывать большим пальцем ее обветренные костяшки.

Наташа дышит ртом, из-за аденоидов. Андрей ей нравится, он с юмором и в очках, читает на переменах "Афоризмы житейской мудрости", играет в институтской группе на бас-гитаре. Он робкий и предсказуемый, неприятностей можно не опасаться, уж точно ничего такого, что позволил себе три года назад Елин из одиннадцотого "Б". Скотина. Скотина. Прямо в школе. Как вспомню, так... Ох. Каждый раз тепло, как вспомню. Нет, Андрей совсем не такой. Хоть бы в кино позвал. Если сегодня ни на что не решится, буду пробовать с Шулюпиным. Боже мой, третий курс, а у меня еще никого. Ну ничего, будет, будет.

- Мы с Людкой уже написали, - безрадостно хвалится Наташа и глядит в ту сторону, откуда слышится громыхание трамвая. Андрей мысленно потеет. Что же это такое? Это трамвай. Номер девять. Это наш номер. Или сейчас, или никогда. Губы склеены «Моментом», не разлепить. Наташа смотрит на приближающийся трамвай и делает вид, что все в порядке. Сейчас или никогда.

- Кстати
- Что? – Наташины глаза искрятся ярче помады.
- Ты уже ходила на «Дневной дозор»?
- Нет, - врет Наташа.
Андрей вспомнил детство, комнату в общежитии Ялтинского медучилища, которую сдавала его родителям на лето предприимчивая комендантша по фамилии Жихарко. Родители уходили на рынок, оставляя Андрея и его кузину Машу в комнате, отдыхать после утомительного купания на пляже. Маша была некрасивой, неопрятной, задумчивой до потери ориентации девочкой, но она была девочкой. Она была сестрой – но двоюродной. Андрей лежал в одних плавках на своей кровати и напрягал член, притворяясь спящим, надеясь, что Маша с соседней кровати заметит его эрекцию и

И что? Что дальше? Всю жизнь Андрей напрягал свой член, читал умные книги, острил и причесывался, надеясь, что кто-нибудь обратит на него внимание, а теперь, когда довольно симпатичная однокурсница проявила к нему интерес, когда пришло время доставать и действовать

Наташа откровенно предвкушает продолжение. Трамвай, скрипя, останавливается и открывает перед ними двери. Сейчас или никогда. Андрей разлепляет губы:

- А я смотрел вчера, с Колей ходили. Эффекты супер. Там значит в одном эпизоде Хабенский прыгает в рекламный щит, знаешь, световой такой, ну, все в дребезги, а он

Никогда. Наташа все еще улыбается, но одними губами. Шулюпин, хоть и заправляет свитер в брюки, хоть и смотрит всегда в самые зрачки не моргая, но зато высокий и к ней неравнодушен, даже Людка заметила. Она уселась на свободное место у окна, Андрей пристроился на соседнее.

- … приземляется где-то в метро, вокруг осколки, и мент такой короче
- Ага, я видела.

Андрей замолчал, устало выдохнул и бережно опустил влажную ладонь на Наташино колено. Она повернула к нему голову – Андрей, разгладив лицо, смотрел вперед, туда, где безликий вагоновожатый орудовал своими таинственными рычагами.