Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

krishna

Помню, когда-то давно, я писал рассказы и находил в этом удовольствие

Теперь же все изменилось
Вообще все!
Во-первых, я не пишу больше рассказов.
Во-вторых, я нахожу удовольствие в другом.
В-третьих, с большим трудом.
В-четвёртых, идея делиться чем-то личным с малознакомой аудиторией кажется мне теперь отталкивающей. Противоестественной. Я смотрю на артистов и писателей, а в особенности на поэтов! как на носителей некоторого психического недуга, сродни эксгибиционизму. Я считаю, что я победил в себе этот недуг, и удовлетворен таким исходом событий.
Но иногда чего-то такого все же не хватает! Чего греха таить
Честно говоря, я очень люблю нажимать на клавиши. Я могу делать это бесконечно. Главной причиной моего короткого путешествия в литературный процесс, теперь я уверен, была именно эта - мое непреодолимое непреодолимое непреодолимое
А вот ещё что! Люблю бросать начатое. И начинать неначатое. И опять бросать. И снова начинать. И так во всем - и в работе, и вне работы. И даже, кстати, кончаю я не всегда (в смысле секс), просто иногда знаете надоедает, интерес куда-то пропадает, думаешь да что же это в конце концов это же ей богу просто смешно.
Обычно почему-то когда люди говорят «да это же смешно» - им не смешно. Это как «буквально» вовсе не означает буквально «буквально».
Мысли теряются куда-то. Как лёд на ладони. Утекают. Я как-то даже, вот ей богу, погуглил симптомы раннего Альцгеймера. Мне совершенно всерьёз начало казаться, что я не на шутку отупел. Гугл меня тогда немного утешил, но с тех пор же я уже несколько постарел, так что все возможно
Может быть буду здесь вести такой своеобразный дневник. Наличие читателей стимулирует. Хоть я и хорохорюсь, и убеждаю себя, что я теперь уже не эксгибиционист, и что внимание к моей персоне мне безразлично, но - хоть это и действительно В ОСНОВНОМ так, - все же все же
Да нет правда наплевать. Буду сам по себе. Анахоретом.
Вот о моем саморазрушительном стремлении уединиться мы и поговорим в нашей следующей передаче
Спокойной ночи ребята
krishna

гидрант

завязал шнурки, вышел на улицу вместе со всеми. попрощался с женей и аней. с сергеем. с таней. нет, наоборот - сначала с таней, потом с сергеем, потом с остальными. пошел один, полупьяный, по пустой улице. чувствовал себя как обычно - кусочком паззла не в своей коробке, никуда не приткнуться. а повсюду следы жизнедеятельности местных кусочков! асфальт, неон, окурки. остановился возле пожарного гидранта – вот прекрасный экземпляр! желт, аккуратен, функционален, полезен, всегда готов. блестит в свете луны тем местом, куда бравые пожарные вкручивают шланг. до щелчка. щелк! я погладил гидрант. его вытачивал токарь на станке, который вытачивал другой токарь, у которого как-то раз оторвалась подошва от ботинка, ну не совсем, немного там на носке отошла, и он, долго откладывая, наконец понес его в мастерскую в торговом центре, заехал после работы, и проходя возле магазина музыкальных инструментов увидел, как в витрине вытирают пыль со статуи Элвиса, а женщина, которая вытирала, Валя, вечером должна была встретиться с мужем насчет развода, все обговорить там. вроде без сор расходились, мирно. это сейчас редкость. свекровь только сильно переживала, даже в больницу попала. а в больнице пахнет так специфически, недоеденными гостинцами из тумбочек. я глажу гидрант и вспоминаю этот запах. а мимо проходит парочка и он ей говорит "да навряд ли". и я понимаю, что все это опять кончится ничем
krishna

(no subject)

я всегда стеснялся своего тела. теперь это прошло.

в детстве, в юности, в молодости - всегда присутствовало отвратительное как гастрит ощущение собственной физической неполноценности, худобы и сутулости, торчащих ребер и лопаток, косточек на внутренней стороне локтей - ни у кого таких нет, я один такой тощий! в бане, в бассейне никуда не укрыться все видят меня насквозь все смеются да кому я нужен вот именно кому я такой нужен девочки не смотрят да черт с ними я привык помню

помню в бассейне

одна перепутала меня со своим мальчиком СВОИМ МАЛЬЧИКОМ схватила за ногу
красивая
смеялась
до сих пор помню

сегодня сидел на стуле в раздевалке после пары километров в бассейне сильный крепкий дышу счастлив доволен мышцы напряжены тридцать восемь лет жизнь только начинается выебу всех буду буду буду подумаешь развод подумаешь - хуйня! все впереди! еще только полжизни! ну и что что лысею, это же смешно. все будет, все будет еще. да.

взял костыли пошел
krishna

(no subject)

значит так
один древней грек так сильно страдал от мигреней, что приказал своему рабу просверлить ему в черепе дырочку. чтобы полегчало. ему казалось, что он знает, как лучше - все-таки это его тело, его голова, кому, как ни ему, знать, что такое хорошо, а что такое плохо. логично в принципе.
он вскоре умер.
вот мне кажется я за последние пару лет насверлил в себе столько дырочек, что мне недолго уже осталось. все изменения какие-то деструктивные. весь мир насилья мы разрушили до основанья, а затем - а затем не знаем что, текст забыли.
ну а почему бы в конце-концов не поныть, если "не ныть" не помогает? пускай будет еще одна дырочка. в правом боку.
krishna

(no subject)

снится, что я наконец попадаю к знаменитому доктору, он долго смотрит на мои рентгены, разглядывает глазное дно, опять смотрит на рентгены, подносит лупу - ага, говорит, да тут у вас опухоль! мне делают операцию опухоль успешно удалена из мозга я полностью восстановился принимаю поздравления цветы конфеты новая счастливая жизнь - и тут я просыпаюсь, а опухоль на месте
krishna

душевная травма

Поздним ноябрьским вечером, торопясь на своем совсем еще новом "Тетереве" к началу любимой телевикторины "С хуя ли?", Марк З. рискнул проскочить перекресток Ходорковского и Третьей Перестройки на желтый. Ему почти удалось. Врач из подоспевшей "скорой", вынимая из ушей психоскоп, безжалостно констатировал потерю совести.

Так началась новый этап в жизни Марка. Потеря совести его совсем не тяготила, наоборот, казалось, что жизнь стала проще и интереснее. Он понимал, что причиняет своим близким дискомфорт, что жена вынуждена жить с ним, неизлечимо больным, терпеть его и страдать, но природа его недуга позволяла все эти неприятности без труда игнорировать.

Между тем болезнь прогрессировала. Отсутствие совести сказалось на состоянии соседних органов. Не прошло и полугода, как Марк начисто лишился стыда. Все чаще и чаще стало отказывать чувство долга. Душа уменьшалась в размерах, понижалась температура сердца. Избирательно ухудшался слух - ухо Марка становилось глухо к голосам отдельных людей, в особенности к голосу жены.

"Уж лучше бы ему я не знаю ну ногу что ли оторвало", - плакала жена подруге Симе по телефону. Сима - неприятное, кстати, имя - заводила свою старую шарманку о разводе. "Да как же я его, инвалида, брошу? - вроде бы резонно удивлялась Таня. - Что люди скажут?"

Но люди ничего не сказали. С хуя ли?
krishna

пир духа и креатива продолжается

- А кто он по гороскопу?
- Мудак.

***

- Девушка, здесь свободно? [показывает девушке пальцем под левую грудь]

***

Kачественно симулированная самоуверенность равноценна настоящей

***

В Принстон-Плэйнсборо поступает интересный пациент - молодая женщина с ужасными симптомами. Грегори Хаус, поломавшись для приличия, берется за дело. Один неудачный диагноз сменяется другим, не менее неудачным; больная хрипит, синеет, ссыт кровью, плачет и постоянно что-то скрывает от уважаемого доктора. Мы ее вот-вот потеряем. Как же так, доктор? Где же ваша хваленая, воспетая в шести с половиной сезонах смекалка?

Но доктор не дремлет. Наоборот, он ебет своего непосредственного начальника, и во время ее якобы бурного оргазма его осеняет (характерный взгляд человека, вспомнившего о невыключенном утюге) - больная ПРИТВОРЯЕТСЯ! (не Кадди, а пациентка. с Кадди-то и так все было давно понятно)

Все ее симптомы - симуляция (речь о пациентке). Нет! Галлюцинация! То, что ни анализы, ни долбоебы-ассистенты, ни даже уважаемый доктор этого не раскусили, объясняется просто: все они - тоже плоды ее воображения. Больная лежит у себя дома, в Свиблово, пошло гриппует, спит понимаешь среди бела дня в халате на диване, и все, начиная с заглавных титров и заканчивая набалдашником трости доктора, ей самым вульгарным образом снится.

Хаус понимает, что это форменный пиздец, и что если она сейчас проснется, то собственно все, конец фильма, хахаха, не смешно. А он еще многого в жизни не успел и не начал, а если говорить об этом конкретном моменте, то и не кончил. Что делать?

Ебать.

Еби-не еби, дорогой доктор, а фрикциями горю не поможешь. Ведь Лизе (ее зовут Лиза) снишься не только ты, но и Хью Лори, и режиссер, и исполнительный продюсер, и Лос-Анджелес, и вся наша планета, и я в том числе, я, который пишет о ней, о Лизе, которой все это снится, и если она проснется, то меня не будет, я перестану писать о ней, а если я перестану писать о ней, то с ней ничего не случится, потому что и она, и доктор уже запущены в бесконечность прихотью своих создателей и будут жить вечно, и если мы замрем в немом восторге перед этой бездной времени и пространства мы ничего не увидим и ничего не услышим. некоторое время. потом мы услышим равномерный скрип - это доктор Хаус надеется все же кончить напоследок

***

Спокойной ночи
krishna

баранина

Когда Сане исполнилось три месяца и три дня, в квартиру позвонила старуха Баранина. Эта старуха занималась тем, что ходила по квартирам и продавала баранину. На вопрос "кто там?" она отвечала, слегка подвывая, как на рынке: "Баараанина!" Поэтому Санины родители так ее и прозвали - "старухa Баранина". Она заходила к ним часто, всегда в пуховом платке, в зипуне с железными пуговицами, в двух-трех засаленных юбках и в галошах. У старухи было толстое багровое лицо, а за левой ноздрей робко пряталась огромная коричневая бородавка. И всегда, всегда от старухи сладковато пованивало бараниной.

Санина мама открыла старухе дверь и провела на кухню. Старуха молча раскладывала на столе свою баранину и косилась на Саню, гугукающего у мамы на ручках. Пальцы у старухи тоже были мясные, темно-красные. Мама переложила Саню на левую руку, чтобы потрогать старухино мясо, и Саня отрыгнул только что высосанное молоко старухе в сумку.

- А сынок-то баранину не любит, - сказала без улыбки старуха-Баранина. - Не любит.

И дотронулась холодным пальцем до Саниного лба.

Collapse )
krishna

(no subject)

тринадцатое ноября - мне кажется это самое гнусное вообще тринадцатое что бы то ни было
а сегодня еще и пятница
пятница тринадцатое ноября
какие-то говны с небес нас ожидают сегодня
запасайтесь презервативами ставьте вакцины от свиного гриппа берите с собой зонтики и пистолеты апгрейдьте (нихуясебе слово) антивирусы миритесь возвращайте долги переходите в положенном месте не стойте под стрелой не включайте телевизор не отвечайте на комментарии и вообще не вылезайте из дома и из кровати

сексом заниматься разрешаю
krishna

никто не уйдет обиженным

У Павла всегда красные глаза. Он утверждает, что от аллергии. Целый месяц Павел увиливает от встречи со мной, мотивируя свою недоступность тяжелейшей реакцией на тополиный пух. "Лежал в больнице, под капельницей", говорит он мне по телефону тихим спотыкающимся голосом. Я вяло соболезную. Сам он на звонки никогда не отвечает, в этот раз он звонит мне сам, ткнув по ошибке в мой номер. Долго соображает, с кем говорит.

После приступа аллергии у него переезд в новую студию. После переезда он несколько раз подряд застревает в страшных пробках. Один раз удается назначить встречу, за час до которой телефон звякает эсэмэской: "у невесты сегодня день рождение давай завтра в 7?" Я холодно соглашаюсь, дивясь своему безграничному терпению.

Наконец мы встречаемся.

Collapse )