Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

krishna

(no subject)

погряз в любви, ни на что другое не остается времени
все лето. не припомню лета безумнее! столько секса, пожалуй, не было за всю предыдущую жизнь, тем более _такого_ секса. такой любви, такого оглушительного счастья

теперь же, сдается мне, - с приходом, может быть, осени? - страсть пошла на убыль
ощущение не из приятных, как будто кислород кончается, как будто смерть идет
надеюсь, только кажется
а может и нет
krishna

сон

может быть это Бог? Бог приходит? в снах? во снах? он же любовь? как еще объяснить это теплое чувство, которое не покидает тебя после того, как например влюбился во сне? не покидает еще долго, пока не выветрится все же к вечеру, и уже не вспомнишь и с утра-то не особо отчетливые черты лица, прическу, как целовались на диване, внезапно, вдруг, поняв все сразу, увидев все друг у друга в глазах. первый поцелуй, ах. комок в горле, дрожание какое-то в кровеносных сосудах. и тут Е. появляется в дверях, смотрит укоризненно, говорит что-то вроде "ну еб твою мать" - ага, наверное она замужем, дорисовывает картину подсознание. потом целовались стоя, я держал ее за попу, она была бес-по-доб-на. так говорят обычно об актрисах. "неелова в "играем шиллера" была бесподобна!". ах да! она же и была актрисой! не ее попа, а она сама. потом когда она ушла с мужем я искал в гугле ее фотографии и там их было много, а я до этого ее не видел, встретились на этом дне рожденья Е. впервые. и все так ходит ходуном внутри, не заснуть. хотя какой сон, я же уже сплю, это же сон. но как ни странно в том же сне был и следующий день, или даже не следующий, а еще один, в будущем, когда мы с ней встретились во второй раз, и она отводила глаза, и я думал, что это оттого, что она с мужем, только поэтому. и ни во что другое верить не хотел. но так и не узнал правды, потому что проснулся, так и не обняв ее больше. господи, как страшно сходить с ума.
krishna

давать голову

немного о сексе

как убедить женщину побрить себе ТАМ? не хочется задеть, конфликта не хочется. более чем прозрачный намек был принят к сведению, но проигнорирован.

я люблю то, что по-английски изящно называют "давать голову", но такие вещи приводят меня в замешательство. особенно если кроме вьющейся растительности еще и смазка в изобилии. может быть я старомоден или наоборот избалован, но вопрос не в этом, а в том, что делать со всем этим.

ведь я уже был практически уверен, что влюбился. а тут такое.

beaver[1]
krishna

(no subject)

я всегда стеснялся своего тела. теперь это прошло.

в детстве, в юности, в молодости - всегда присутствовало отвратительное как гастрит ощущение собственной физической неполноценности, худобы и сутулости, торчащих ребер и лопаток, косточек на внутренней стороне локтей - ни у кого таких нет, я один такой тощий! в бане, в бассейне никуда не укрыться все видят меня насквозь все смеются да кому я нужен вот именно кому я такой нужен девочки не смотрят да черт с ними я привык помню

помню в бассейне

одна перепутала меня со своим мальчиком СВОИМ МАЛЬЧИКОМ схватила за ногу
красивая
смеялась
до сих пор помню

сегодня сидел на стуле в раздевалке после пары километров в бассейне сильный крепкий дышу счастлив доволен мышцы напряжены тридцать восемь лет жизнь только начинается выебу всех буду буду буду подумаешь развод подумаешь - хуйня! все впереди! еще только полжизни! ну и что что лысею, это же смешно. все будет, все будет еще. да.

взял костыли пошел
krishna

напишу правду жизни

сегодня ебался с женщиной тридцати двух лет, довольно страстно
вообще секс это благость. это медитация, это освобождение.

женщина из Эфиопии, у меня тяга к темнокожим. именно к "темно", а не к "черно", хотя к "черно" тоже, просто "черно" еще не было. "черно" - это наверное Кения и тп. это экстрим. это красиво. я белый она черная. с темнокожей не экстрим потому что я после лета загорелый и мы с эфиопкой почти одного цвета. если бы не культурный бэкграунд то совсем два сапога.

она долго мне слала всякие смс, ебала мозги. ебала мне мозги. я этого не люблю и поэтому я игнорировал ее тексты. в россии это называют "смс" а у нас в америке "текст". это правильнее. не знаю как здесь называют "ебать мозги". я назаываю "брэйн фак". я не отвечал на ее тексты. "как дела милый?". варю картошку слышу "тыдыдынь" из айфона читаю ее текст-смс. улыбаюсь, ничего не отвечаю. "как дети? все хорошо да? мне было так хорошо с ты сегодня жалко не мочь встретиться скоро дети с тобой эта неделя потом ты с они ехать Йеллоустоун это трое неделя!" да-да, думаю, да-да. "почему ты не отвечать?" потому что ты дура и мне противно то что я с тобой состою в интимных отношениях. "ты видеть мой тексты ты не отвечаешь я знаю" а мне похуй что ты знаешь "хорошо я не писать. бай бай. я больше не писать"

потом роуд трип длиною в 10 дней. бизоны и олени в Йеллоустоуне, сказочные скалы Гранд Тетонов, забег вокруг гор на 60 км, невыносимые по протяженности переезды. ночевки в палатке, обеды из котелка на обочинах фривеев. настоящее в общем путешествие! как у Льюиса с Кларком! вспоминаю ли про эфиопку? да, когда встает в спальнике. утром и вечером встает хуй и лезут друг на друга воспоминания о ее коже, животе, губах, бритой ее бритой налысо хуй стоит и хочет туда. физиология, ничего больше. прости господи спаси господи господи спаси. ничего больше.

ну какая черт возьми любовь? даже не к ней, а вообще? ну какая? мне 39 через 19 дней. мне почти сорок. мой организм уже не воспринимает свой возраст. это не мой возраст. это возраст какого-то чужого дяди. не меня.

она опять пишет. обвиняет, укоряет. что ей надо? мы же оба уже поняли, что я скотина. "что тебе надо?" - "мне ничего не надо вот высылать фотки чтобы если скучно поцеловать"

и высылает

в тот же день, то есть сегодня, встречаемся. "никакого секса только лизать меня" - "хорошо. никакого секса, только я буду тебя лизать" - "полчаса и отвозишь меня домой. лизать и отвозить" - "да!" ооо да да да

все вышло наоборот. получилось не лизать а сосать и не сразу домой а ебаться а потом домой.

ебаться

почему почему почему господи мне нужно быть скотиной? почему мне нужно все это писать? мне нужно! почему?
krishna

Себеле

Я разорвал с ней позавчера. Порвал? Расстались? Долго, в течение всего дня и даже немного следующего объяснялись посредством смс, обвиняли друг друга, просили друг у друга прощения, припоминали слова и поступки, толковали их каждый по-своему, опять обвиняли - в непонимании, во лжи, в несговорчивости. Ее трудно понять, иногда просто невозможно, из-за ее плохого английского. Говорить по телефону не получается совсем.

Я так и не признался ни себе, ни ей. В том, что она все-таки права. Да, конечно секс. Что еще может нас связывать? Она родилась в Адис-Абебе, а я в Саратове. Она нянечка в больнице, я фрустрированный невротик. У нее словарь Эллочки-людоедки, я считаю это непреодолимой преградой. Она хочет любви и отношений, а я хочу ее тонкое тело цвета шоколадного мороженого и толстые губы. Да, мне больше ничего от нее не надо. Нет, я не смог ей этого сказать. Пытался доказать, что она меня не знает и не понимает, что я тоже хочу любви и отношений. Но так ли это? И даже если хочу, то могу ли?

Устал, как же я устал.
krishna

(no subject)

мне стыдно стыдно стыдно стыдно
мне стыдно стыдно за себя
за лень за грех за грязь на кухне
за зависть тем кому не лень
кто не грешит кто моет кухню
кто чистит зубы каждый раз
когда поест
мне стыдно стыдно
мне стыдно стыдно по ночам
за то что я один в постели
или за то что не один
за то что я люблю так глупо
или за то что не люблю
мне стыдно что другие выше
сильней богаче и умней
или глупее но нежнее
или грубей но им плевать
мне стыдно за свою прическу
мне стыдно за свое пальто
за обувь и за сериалы
за смех за слезы за себя
за то кем был, за то кем буду
за то кем стал и кем не стал
за то что даже не могу я
стихотворение нормальное написать

ьь
krishna

облизала там внутри все, до чего смогла дотянуться

У меня была бутылка с водой, а у Марины не было. Марина тяжело дышала, махала на себя обеими ладонями и громко, как будто шутя, выдыхала "Уууууух!". И смеялась. Я открутил крышку и предложил ей.

- Ой, пейте, пейте, я не хочу! - сказала Марина, помотала головой и сглотнула, хотя глотать ей было нечего.
- Да что же ты. Ты же вон вся как эта. Пей!
- Ой спасибо. - Марина все так же махала на себя руками. - Правда, Тунис Аркадьевич. Я не хочу.

Я сделал три крупных глотках, насколько позволяла запрокинутая голова, и протянул бутылку Марине.

- Марина, пей. Это необходимо. У тебя будет обезвоживание.
- Не будет!

Дыхание у нее выровнялось. Она почти не вспотела. Она вся была белая - белые круглые колени, белые пальцы.

- Почему ты не пьешь?
- Да не хочу я!
- Этого не может быть.
- Что? Почему это?
- Мы прошли по пустыне двенадцать километров и ты ни разу не попила.
- Что же делать, если мне не хочется?
- Но нужно!
- Тунис Аркадьевич, это смешно.
- Это глупо.

Марина опять засмеялась. Она смеялась устало. Еще бы!

- Я знаю. Ты брезгуешь.
- Госссподи.
- Ты брезгуешь.
- Здрааасьте пажалста.
- Теперь я вижу это отчетливо.
- Этот трюк у вас не пройдет.
- Почему? Слюни? Что? Потому что это чужой человек? Или потому что это я, я, а не другой какой-нибудь чужак?
- Тунис Аркадьевич, давайте помолчим немного, отдохнем и пойдем дальше, нам еще километров восемь идти, и хорошо бы преодолеть их засветло.
- Ты понимаешь сама, как это глупо? Ведь ты женщина.
- При чем здесь это? Я хочу сказать, какое это имеет отношение к обсуждаемому нами
- Марина, ведь у тебя были любовники!
- Так.
- Ты их целовала в рот. Постой! Нет, постой, Марина. Ты их целовала в рот, ты не станешь это отрицать, и я наверняка не ошибусь, если сделаю такое смелое предположение, что
- Тунис Аркадьевич, может быть не стоит?
- что не только. Не только в рот, я хочу сказать.
- Я поняла. Да я поняла это еще до того, как вы заговорили про рот.
- Вот как?
- Что?
- Почему же ты брезгуешь взять в рот вот этот предмет, который побывал у меня во рту? Ведь я, извини меня, такой же человек, как те мужчины, с которыми ты, извини меня,
- Тунис Аркадьевич.
- Да.
- Знаете что я сейчас подумала?
- Да?
- А ведь пожалуй теперь мне чисто вот психологически будет действительно сложно попить из вашей бутылки.

Она не шутила. Я был с ней согласен, но признать это означало признать свое поражение. Мне, как мужчине и как старшему по званию, было это сделать невозможно.

- И что же ты будешь теперь делать? Умирать от жажды?

Марина усмехнулась, но не так, как обычно, а по-женски, взяла у меня из руки бутылку и обняла ее горлышко губами. Затем она засунула язык внутрь и облизала там внутри все, до чего смогла дотянуться.

- Вот вам, - и она вернула бутылку мне, так и не сделав ни глотка.
- Хулиганка, - проворчал я. Моему лицу стало жарко, а по глазам Марины я понял, что она это видит. От этого лицу сделалось еще жарче. - Нам пора.

Марина засмеялась, но теперь она смеялась не устало, а как-то по-женски. Тут я подумал, что торопиться нам в принципе некуда, без нас все равно не начнут, палатка у нас есть. Спальник тоже.