Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

krishna

dirty diana

сейчас утро и я пью коньяк
вот так
теперь ни одна сволочь не застанет меня врасплох никакими идиотскими вопросами
-
на работе одна женщина в разговоре время от времени опускает глаза и смотрит мне в пах, и задерживает взгляд там на секунду-две. я сначала думал что у меня какие-то неполадки в гардеробе, может расстегнуто что-нибудь, нервничал, дергался. но нет. а она всем своим поведением показывает что проявляет к этому фрагменту меня нешуточный интерес, даже замолкает на эти самые секунду-две:

- Ну Диана расскажи как там было в Вегасе на CES?
- Да мне можно было и не ездить на самом деле. Я думала встречу потенциальных клиентов, мы с ними (опускает взгляд ко мне в ПАХ) ... (<- молчит 1-2сек) эээ поговорим, а на деле было всего четыре встречи и тд и тп

я теперь стараюсь расположить свое тело в пространстве так чтобы оградить его и себя от посягательств, то за монитор спрячусь, то стул с собой задвину поглубже под стол при ее приближении. дорогая редакция, что делать? может поговорить с ней начистоту? вот думаю в следующий раз когда поедем вместе в вегас в командировку там напьемся и все выясним уже
-
весь день свободен теперь. а ведь хотел побегать! охохо. вот так легко, играючи алкоголь победил физкультуру.
krishna

напишу правду жизни

сегодня ебался с женщиной тридцати двух лет, довольно страстно
вообще секс это благость. это медитация, это освобождение.

женщина из Эфиопии, у меня тяга к темнокожим. именно к "темно", а не к "черно", хотя к "черно" тоже, просто "черно" еще не было. "черно" - это наверное Кения и тп. это экстрим. это красиво. я белый она черная. с темнокожей не экстрим потому что я после лета загорелый и мы с эфиопкой почти одного цвета. если бы не культурный бэкграунд то совсем два сапога.

она долго мне слала всякие смс, ебала мозги. ебала мне мозги. я этого не люблю и поэтому я игнорировал ее тексты. в россии это называют "смс" а у нас в америке "текст". это правильнее. не знаю как здесь называют "ебать мозги". я назаываю "брэйн фак". я не отвечал на ее тексты. "как дела милый?". варю картошку слышу "тыдыдынь" из айфона читаю ее текст-смс. улыбаюсь, ничего не отвечаю. "как дети? все хорошо да? мне было так хорошо с ты сегодня жалко не мочь встретиться скоро дети с тобой эта неделя потом ты с они ехать Йеллоустоун это трое неделя!" да-да, думаю, да-да. "почему ты не отвечать?" потому что ты дура и мне противно то что я с тобой состою в интимных отношениях. "ты видеть мой тексты ты не отвечаешь я знаю" а мне похуй что ты знаешь "хорошо я не писать. бай бай. я больше не писать"

потом роуд трип длиною в 10 дней. бизоны и олени в Йеллоустоуне, сказочные скалы Гранд Тетонов, забег вокруг гор на 60 км, невыносимые по протяженности переезды. ночевки в палатке, обеды из котелка на обочинах фривеев. настоящее в общем путешествие! как у Льюиса с Кларком! вспоминаю ли про эфиопку? да, когда встает в спальнике. утром и вечером встает хуй и лезут друг на друга воспоминания о ее коже, животе, губах, бритой ее бритой налысо хуй стоит и хочет туда. физиология, ничего больше. прости господи спаси господи господи спаси. ничего больше.

ну какая черт возьми любовь? даже не к ней, а вообще? ну какая? мне 39 через 19 дней. мне почти сорок. мой организм уже не воспринимает свой возраст. это не мой возраст. это возраст какого-то чужого дяди. не меня.

она опять пишет. обвиняет, укоряет. что ей надо? мы же оба уже поняли, что я скотина. "что тебе надо?" - "мне ничего не надо вот высылать фотки чтобы если скучно поцеловать"

и высылает

в тот же день, то есть сегодня, встречаемся. "никакого секса только лизать меня" - "хорошо. никакого секса, только я буду тебя лизать" - "полчаса и отвозишь меня домой. лизать и отвозить" - "да!" ооо да да да

все вышло наоборот. получилось не лизать а сосать и не сразу домой а ебаться а потом домой.

ебаться

почему почему почему господи мне нужно быть скотиной? почему мне нужно все это писать? мне нужно! почему?
krishna

другой

говорят, у тебя другой
неужели правда другой?
как? не я, а кто-то другой?
не такой как я, а другой
и анфас у него другой
и машина и нос другой
и работа и лоб другой
и плэйлист и прикус другой

дом за городом дорогой

и тебя он берет рукой
не такой, как моя - другой
раз целует тебя, другой
прижимаясь к ноге ногой
а другою ногой к другой

ну и что же, я сам с другой

отчего тогда непокой?
отчего дискомфорт такой?
что с того, что с тобой другой?

просто он же совсем другой! не такой как я, _не такой_, ну а ты - не другая, та же, ты ведь не изменилась даже, помнишь, на ашкелонском пляже ты измазала ноги в саже?

а я помню
krishna

открытие

Когда Виталий Вячеславович осознал, что стоит на пороге чудовищного открытия, он поступил так, как поступил бы на его месте не каждый. Он сжег все черновики, разбил молотком жесткий диск, растоптал флэшки с таблицами эскпериментов, всем своим аспирантам оплатил групповую поездку в Геленджик, из которой никто не вернулся, а себе - ведь главный источник опасности находился в его черепной коробке! - себе Виталий Вячеславович уготовил вот какую судьбу: он задумал отправиться на машине времени в прошлое, в тот вечер, когда познакомились его родители, и помешать их встрече.

Дело оказалось плёвым. Некоторая заминка вышла с машиной времени - как всегда в самый неподходящий момент сломалась зарядка, а где найдешь в два часа ночи в Отрадном зарядку для "Самсунга"? Пришлось ждать до утра, ехать в Техносилу на Бабушкинскую, волноваться без причины. А утро как назло выдалось редким по насыщенности различными проявлениями жизни. Пели воробьи, росли на деревьях листья, пешеходы плевали друг другу под ноги. Виталий Вячеславович, глядя на всю эту весну, вспомнил, как один чтец аудиокниг, в остальном безупречно грамотный, произносил слово "асфальт" как "асвальт". Ведь пустяк, казалось бы. А если подумать? Да и если подумать - тоже пустяк.

Итак, Виталий Вячеславович попадает в 1985–й год и исполняет задуманное, причем несколько парадоксальным образом. Collapse )
krishna

облизала там внутри все, до чего смогла дотянуться

У меня была бутылка с водой, а у Марины не было. Марина тяжело дышала, махала на себя обеими ладонями и громко, как будто шутя, выдыхала "Уууууух!". И смеялась. Я открутил крышку и предложил ей.

- Ой, пейте, пейте, я не хочу! - сказала Марина, помотала головой и сглотнула, хотя глотать ей было нечего.
- Да что же ты. Ты же вон вся как эта. Пей!
- Ой спасибо. - Марина все так же махала на себя руками. - Правда, Тунис Аркадьевич. Я не хочу.

Я сделал три крупных глотках, насколько позволяла запрокинутая голова, и протянул бутылку Марине.

- Марина, пей. Это необходимо. У тебя будет обезвоживание.
- Не будет!

Дыхание у нее выровнялось. Она почти не вспотела. Она вся была белая - белые круглые колени, белые пальцы.

- Почему ты не пьешь?
- Да не хочу я!
- Этого не может быть.
- Что? Почему это?
- Мы прошли по пустыне двенадцать километров и ты ни разу не попила.
- Что же делать, если мне не хочется?
- Но нужно!
- Тунис Аркадьевич, это смешно.
- Это глупо.

Марина опять засмеялась. Она смеялась устало. Еще бы!

- Я знаю. Ты брезгуешь.
- Госссподи.
- Ты брезгуешь.
- Здрааасьте пажалста.
- Теперь я вижу это отчетливо.
- Этот трюк у вас не пройдет.
- Почему? Слюни? Что? Потому что это чужой человек? Или потому что это я, я, а не другой какой-нибудь чужак?
- Тунис Аркадьевич, давайте помолчим немного, отдохнем и пойдем дальше, нам еще километров восемь идти, и хорошо бы преодолеть их засветло.
- Ты понимаешь сама, как это глупо? Ведь ты женщина.
- При чем здесь это? Я хочу сказать, какое это имеет отношение к обсуждаемому нами
- Марина, ведь у тебя были любовники!
- Так.
- Ты их целовала в рот. Постой! Нет, постой, Марина. Ты их целовала в рот, ты не станешь это отрицать, и я наверняка не ошибусь, если сделаю такое смелое предположение, что
- Тунис Аркадьевич, может быть не стоит?
- что не только. Не только в рот, я хочу сказать.
- Я поняла. Да я поняла это еще до того, как вы заговорили про рот.
- Вот как?
- Что?
- Почему же ты брезгуешь взять в рот вот этот предмет, который побывал у меня во рту? Ведь я, извини меня, такой же человек, как те мужчины, с которыми ты, извини меня,
- Тунис Аркадьевич.
- Да.
- Знаете что я сейчас подумала?
- Да?
- А ведь пожалуй теперь мне чисто вот психологически будет действительно сложно попить из вашей бутылки.

Она не шутила. Я был с ней согласен, но признать это означало признать свое поражение. Мне, как мужчине и как старшему по званию, было это сделать невозможно.

- И что же ты будешь теперь делать? Умирать от жажды?

Марина усмехнулась, но не так, как обычно, а по-женски, взяла у меня из руки бутылку и обняла ее горлышко губами. Затем она засунула язык внутрь и облизала там внутри все, до чего смогла дотянуться.

- Вот вам, - и она вернула бутылку мне, так и не сделав ни глотка.
- Хулиганка, - проворчал я. Моему лицу стало жарко, а по глазам Марины я понял, что она это видит. От этого лицу сделалось еще жарче. - Нам пора.

Марина засмеялась, но теперь она смеялась не устало, а как-то по-женски. Тут я подумал, что торопиться нам в принципе некуда, без нас все равно не начнут, палатка у нас есть. Спальник тоже.
krishna

Кукарача

Короткошеяя пограничница в форме цвета кокосовой скорлупы вернула Оксане паспорт. "Велкам ту зе Бахамас!" сказала она с профессиональным радушием. Ее смуглую руку покрывала черная шерстка, а голова была увита сотней, если не тысячей тонких косичек. "Сенк ю вери мач!" прокричала Оксана. Так вот она какая, сбыча мечт!

"Ай пут он май пижамас", напевала она про себя, высматривая свой толстый чемодан в багажной карусели. "Энд гоооооу ту Бахамас!", пела она вслух, подставляя лицо открытому окну в такси. Воздух, горячий и влажный, как проститутка, как проститутка же обволакивал, ласкал и проникал в отверстия. Ручеек в вестибюле отеля журчал райской музыкой, пляж казался трехмерной открыткой, мальчики-спасатели... ах, мальчики! ах, спасите!

В общем, все бы ничего, если бы не тараканы. Кто бы мог подумать, и здесь они!

Первый выполз в номере - маленький, бурый, вертлявый. Выглядел он так: "Второй этаж, окно в кусты. А у Ани был девятый, угловой, с лоджией, с видом на океан. Ну конечно. А с другой стороны, ну что мне океан? Меня и так скоро тошнить будет от этого океана. В сад уютнее. Но на океан круче. Ну да черт с ним!" - быстро и решительно прихлопнула Оксана первого таракана, но не додавила - он отполз под плинтус и высовывал оттуда свой ус каждое утро, когда Оксана распахивала шторы.

Парочка стасиков промелькнула на территории отеля. Collapse )
krishna

если со стороны посмотреть

главное в человеке - его функция
так называемое дело
то что он делает, а не то, что он думает и чувствует, чем живет в своей голове и сердце. кто он собственно есть?
пешеход, программист, олигарх, писатель, брюнет, алкоголик, сумасшедший, отец Петра, крайний, продавец, бляха номер восемнадцать, Маринин любовник, Сергей, доктор, скажите, что со мной?
каждому по делам его
все куда-то попрятались, за стены мышц и кожи, в катакомбы тел, накапывают над собой кротовую горку достижений высотой в зарплату, в статью Википедии, в список Форбс, в Нобелевскую премию
куртка луи вуитон, ботинки сантони
стыдно высовываться из этой норки, плакать, жаловаться, раздеваться, пахнуть, показывать волоски на сосках и торчащие родинки
стыдно говорить "я"
стыдно стыдиться
можно хвастаться

хвастаться можно
плакать нельзя

В 1995-ом Таня и Егор решили пожениться. В Израиле, где они жили, вопросами свадеб и похорон ведает раввинат, и неевреям раввинат в брак вступать не дозволяет. Ни Таня, ни Егор по суровым израильским законам евреями не считались, и жениться они отправились в Грецию. Поплыли на пароме из Хайфы в Афины.

Где-то между Критом и Родосом к Егору подкрался мужчина, внешний вид и произношение которого не оставляли никакой возможности называть его иначе как "грузин". Он осторожно начал небольшой разговор, который обычно ведут друг с другом попутчики.

- Я услышал вы русские? Отдыхать едете?Collapse )
krishna

Тойсум и Михаил Дмитриевич

например два человека среднего возраста

первый, назовем Тойсум, живет в общежитии, денег фактически нет, машины нет, работа физическая, изнуряющая, на женщин только смотрит, то есть старается даже не смотреть, носит не одежду, а какое-то неубедительное подобие одежды, голову бреет налысо, чтобы не мыться и не причесываться лишний раз. пахнет.

второй, назовем Михаил Дмитриевич, за один поход в "Азбуку вкуса" тратит столько, сколько Тойсуму не заработать за год, причем половина еды сгнивает в холодильнике, если домработница не успевает унести. транспортный бизнес, новый кайенн, женат второй раз, на солистке "Белок", есть еще одна студентка, Танечка, ездил с ней в Сардинию на неделю. прическа, одежда, часы и одеколон.

кому лучше?

кому лучше, при условии, что Тойсум Collapse )
krishna

мой компас земной

С новой трудовой неделей тех, кто по какой-то причине не отдыхает, как положено в это время года, а вдумчиво трудится. Крепитесь.

Я хотел бы извиниться перед вами за то, что я здесь в основном (а) ною и (б) о женщинах.

За долгие годы ведения этого дневника - скоро 10 лет - у меня выработалась привычка жаловаться ему, родному, на жизнь и сублимировать свои нереализованные сексуальные фантазии, коих у меня в избытке. Это не значит, что я все время ною и сублимирую - хотя, чего греха таить, делаю это довольно часто.

Привычка пагубная. Бороться мне с ней трудно, но нужно.

Или не нужно. Одно из двух. А быть может в этом моем предназначение - красиво ебать мозги. Я замечаю, что конвенциональному сексу я нередко с удовольствием предпочту любование и беседы. Ну хорошо - и качественный минет. Вдумчивый.

Почему сублимация вредна? Потому что она вселяет неоправданную надежду - в то, что такое со мной тоже будет, тоже произойдет. Почему полезна? Потому что действительно бывает и происходит. Я уверен, что если бы я об этом не писал, ничего бы не было и не происходило.

Но чем дальше, тем больше я убеждаюсь, что надежда - зло. Она успокаивает, расслабляет, лишает мотива, подменяя его дурилкой резиновой. Даже во дни жесточайших сомнений и тягчайших раздумий, сопровождаемых затяжными приступами ангедонии, я стремительно оживаю при виде красивой женщины, подобно члену восьмиклассника, нашедшего дырочку в стене раздевалки женской юношеской сборной по синхронному плаванию.

Иногда мне даже достаточно фотографии. Как впрочем, я уверен, и восьмикласснику.

Поэтому я так люблю френдить в жж красивых девушек, особенно взаимно. Ничего вроде не произошло, а по душе разливается что-то теплое, как по стене, к которой прилип восьмиклассник.

Потому что что? Потому что Надежда!