Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

krishna

(no subject)

а вот еще - с недавних пор начали сниться не реализации желаний, как обычно, а сами желания

например, недавно приснилось, что хочу мотоцикл. никогда не хотел мотоцикл, а в том сне я его жутко захотел

потом приснилась девушка - а я все еще хочу мотоцикл! и я ее во сне сил нет как хочу
хочу - а сил нет
такое знаете бывает когда например влюбишься в персонаж сна, проснешься и тебя прет некоторое время, час или два
и думаешь - что же я зевал? надо было как-то того, овладевать

а хотя нет, не думаешь - и так хорошо
krishna

давайте посмотрим на Т.

Все зависит от того, как мы посмотрим на Т. Если мы застанем его в собственной ванной - голого, бледного, рыхлого, близоруко разглядывающего дефекты кожи на своем носу - это одно. Если мы увидим его в магазине, в пальто и ботинках, придирчиво копающегося в упаковках с сырами и лишающего таким образом нас самих возможности там с удовольствием покопаться - это другое. Если мы застрянем с ним на полтора часа в лифте, или обнаружим в постели со своей женой, или под колесами своего автомобиля, или в гостях у друзей - это будет третье, четвертое, пятое и шестое.

Особенность нашего положения заключается в том, что мы можем делать с Т. что угодно, можем рассматривать его в любой ситуации. Как мы воспользуемся этой привилегией?Collapse )
krishna

между пальцев твоей правой ноги

между пальцев твоей правой ноги - указательным и средним - спрятался белый катышек хлопка. носок отдал тебе часть себя

к умывальнику, слева от сливного отверстия, присох твой волос. ты отдала часть себя умывальнику

Алеша в прошлый вторник отдал тебе несколько частей себя - сперму, слюну, перхоть и десятикопеечную монету, закатившуюся под кровать

в субботу монета с грохотом отдала себя пылесосу

в воскресенье, около десяти утра, сразу после того, как бутылка с подсолнечным маслом отдала часть себя раскаленной сковороде, зазвонил телефон

телефон отдал тебе ледяное Алешино никогда

туча без остатка отдала себя крышам, машинам, зонтам, сиреневым баклажанам, матовым яблокам, дождевым червям и жестяному подоконнику

бессильно всхлипывая, ты представляешь, как подоконник отдаст всю тебя асфальту, и уж асфальт! асфальт-то уж не отдаст тебя никому

в понедельник утром ты стоишь у холодильника с чашкей в руке. чайный пакетик отдал тебе свою душу

дом отдает тебя городу, вагон отдает тебя эскалатору, Сергей Александрович отдает тебя на неделю во Фрунзенский филиал, Соня отдает тебе Бротигана, мама отдает тебе десять тысяч на пальто, сигарета отдает тебе себя,

ты отдаешь себя сигарете

неделя неожиданно оказывается хорошей

и к концу пятницы
тебе совсем уже не до Алеши

в парке на Южной какие-то юные дети
отдают свою энергию кожаному мячу

а я не хочу
я вообще ничего не хочу

кроме одной нелепой вещи - снять с тебя сапоги
и найти белый комочек между пальцев твоей ноги
krishna

реминисценции какие-то

в книге "Республика ШКИД" есть незабываемый эпизод, кто читал, наверняка тоже вспомнит - один из персонажей, очень близорукий, влюбился с первого своего близорукого взгляда в красавицу-блондинку, которая по непонятной до поры причине все время сидела на одной и той же скамейке некоей и читала что-то наверняка высокое; ну и он, очкарик этот без очков, понятное дело, приходил туда же, садился напротив и исподтишка (!) наблюдал за нею, трепеща.

и вот наконец он решается с ней заговорить, подходит - и что же? ну да, разумеется - женщина эта немолода, некрасива, пьяна, и массой прочих нелицеприятных признаков однозначно идентифицируется как форменная извините блядь. натурально.

так и мы порой, да?

и еще одна сцена запала в мою легко ранимую душу - из телефильма "служебный роман". там одна тетенька в госучрежденьи влюбилась в солидного такого красавца, начальника, басилашвили. он конечно по ходу сюжета оказывается подлецом, обнародует (или обнародывает?) ее любовные письма, да господи в самом деле что я вам рассказываю. да и не в этом суть. он ведь несмотря на то что подлец, поводов ей никаких не давал, а что она письма писала - так сама виновата, это глупо. я не об этом. что мне запомнилось, так это как он ей в конце говорит, ты оленька прости сама понимаешь, ну в общем досвидание, какая там любовь. тебя подвести? а оне ему - да нет, я на троллейбусе.

и уходит она со своими авоськами на свой троллейбус под что то-такое щемящее вроде "у природы нет плохой погоды" и будет она так ходить со своими авоськами на свой троллейбус и завтра и послезавтра, и улыбаться, потому что жизнь-то продолжается! куда деваться

это же удивительно. продолжается и продолжается жизнь-то. хоть бы хны.

есть еще такая песня у любимого с детства исполнителя:

"я один родился и один я умру,
но чтобы в жизни не заблудиться
в каждом вагоне, что едет по земле
работает одна проводница"

проводница-то одна!
а нас тут целый вагон
krishna

колено

У Андрея всегда потели ладони, и поэтому он никогда никому не решился бы положить руку на колено. Если бы он избавился от этой неприятной особенности своего организма, он сразу нашел бы множество других, абсолютно непреодолимых преград на пути к чужим бритым конечностям и сочленениям. Наташе самой пришлось ухаживать за Андреем. Они стояли на трамвайной остановке - им было по пути - и не знали, что делать. Глаза у нее красивые, чуть раскосые, с длинных ресниц осыпается тушь, на губах поблескивает помада. Зубы крупноваты. Андрей думает, что он вял, потому что Наташа недостаточно красива, но на самом деле дело в нем – он нерешителен и ленив. Нужно пригласить ее, скажем, в кино, но хочу ли я вести ее в кино, думает Андрей. Что я буду делать с ней в кино? Ее нужно будет потрогать за колено? Или еще не время? А когда время? Может быть после кино? В подъезде? Поцеловать? Но на ней помада. У меня потом губы будут в помаде. Чем я вытру помаду? Можно платком. У меня нет платка. Как ее целовать? Куда класть руки? На талию? Или трогать за грудь? А если она не даст? Если она отстранится, уйдет, посмотрит жестоко и унизительно, как тогда Бахметьева из параллельного класса? Как я буду спать ночью? Нельзя так думать. Думать вообще нельзя, нужно действовать. Сейчас или никогда. Но зачем?

- О чем ты думаешь? - спрашивает Наташа. Голос у нее по-комсомольски звонкий, несмотря на вечно заложеный нос.
- Завтра курсовик сдавать, - быстро нашелся Андрей. Если я ее позову в кино - это значит, я за ней ухаживаю, значит признаюсь, что она мне нравится и я её хочу, или, как минимум, что я её не против, но ведь это... это как-то... не знаю. Пошло как-то. И страшно. Возможно, придется ходить, взявшись за руки, будет неуютно и стыдно, хотя, наверное, и приятно – ощупывать большим пальцем ее обветренные костяшки.

Наташа дышит ртом, из-за аденоидов. Андрей ей нравится, он с юмором и в очках, читает на переменах "Афоризмы житейской мудрости", играет в институтской группе на бас-гитаре. Он робкий и предсказуемый, неприятностей можно не опасаться, уж точно ничего такого, что позволил себе три года назад Елин из одиннадцотого "Б". Скотина. Скотина. Прямо в школе. Как вспомню, так... Ох. Каждый раз тепло, как вспомню. Нет, Андрей совсем не такой. Хоть бы в кино позвал. Если сегодня ни на что не решится, буду пробовать с Шулюпиным. Боже мой, третий курс, а у меня еще никого. Ну ничего, будет, будет.

- Мы с Людкой уже написали, - безрадостно хвалится Наташа и глядит в ту сторону, откуда слышится громыхание трамвая. Андрей мысленно потеет. Что же это такое? Это трамвай. Номер девять. Это наш номер. Или сейчас, или никогда. Губы склеены «Моментом», не разлепить. Наташа смотрит на приближающийся трамвай и делает вид, что все в порядке. Сейчас или никогда.

- Кстати
- Что? – Наташины глаза искрятся ярче помады.
- Ты уже ходила на «Дневной дозор»?
- Нет, - врет Наташа.
Андрей вспомнил детство, комнату в общежитии Ялтинского медучилища, которую сдавала его родителям на лето предприимчивая комендантша по фамилии Жихарко. Родители уходили на рынок, оставляя Андрея и его кузину Машу в комнате, отдыхать после утомительного купания на пляже. Маша была некрасивой, неопрятной, задумчивой до потери ориентации девочкой, но она была девочкой. Она была сестрой – но двоюродной. Андрей лежал в одних плавках на своей кровати и напрягал член, притворяясь спящим, надеясь, что Маша с соседней кровати заметит его эрекцию и

И что? Что дальше? Всю жизнь Андрей напрягал свой член, читал умные книги, острил и причесывался, надеясь, что кто-нибудь обратит на него внимание, а теперь, когда довольно симпатичная однокурсница проявила к нему интерес, когда пришло время доставать и действовать

Наташа откровенно предвкушает продолжение. Трамвай, скрипя, останавливается и открывает перед ними двери. Сейчас или никогда. Андрей разлепляет губы:

- А я смотрел вчера, с Колей ходили. Эффекты супер. Там значит в одном эпизоде Хабенский прыгает в рекламный щит, знаешь, световой такой, ну, все в дребезги, а он

Никогда. Наташа все еще улыбается, но одними губами. Шулюпин, хоть и заправляет свитер в брюки, хоть и смотрит всегда в самые зрачки не моргая, но зато высокий и к ней неравнодушен, даже Людка заметила. Она уселась на свободное место у окна, Андрей пристроился на соседнее.

- … приземляется где-то в метро, вокруг осколки, и мент такой короче
- Ага, я видела.

Андрей замолчал, устало выдохнул и бережно опустил влажную ладонь на Наташино колено. Она повернула к нему голову – Андрей, разгладив лицо, смотрел вперед, туда, где безликий вагоновожатый орудовал своими таинственными рычагами.
krishna

городки

любовь, что это, любовь между мужчиной и женщиной, что это? вы мне скажите. нет, я вам скажу. это опухоль души, это рак. метастазы, смерть. почему ее принято считать доброкачественной - почему, потому что дети рождаются в итоге? потому что секс слаще?

на дворе месяц немай, а все влюбляются, как девушки. девочки влюбляются чаще, чем мальчики, почему? можно ли влюбиться по собственному желанию, по формуле, по совету врачей, по недоразумению? это как искать грибы, может и попадется, может и нет, но если умеешь, то обязательно найдешь. приключений на собственную задницу.

мне же ничего не интересно! ничего. ну вот есть какие-то новости, да, президент с кем-то встречался, в карельском городе с неприличным названием кого-то зарезали, это должно волновать. литературную премию кому-то выдали наверняка, вот например знатный математик перельман отказался от медали - меня это абсолютно не волнует! это грустно.

мужские виды спорта меня тоже не интересуют, даже этот, ну как его. ну городки.

***

кстати о городках

договорились встретиться на станции, а названия я не запомнил, помню что последняя, верхняя на оранжевой ветке. карту распечатал, волнуюсь. с вокзала сразу на метро, достаю распечатку, а она черно-белая, я ж ее на лазерном принтере. хорошо еще там у них карты везде. доезжаю, жду ее два с половиной часа. нет! ну думаю что за чертовщина не может быть же. спустился в метро опять, смотрю, а я не на оранжевой оказывается, а на желтой. поехал на оранжевую.
krishna

пока не ходят поезда

почему забанил, почему забанил
да потому что ты меня уже забанил!
что ты ко мне прибанился?
не бань мне мозги
бань отсюда

подбань дровишек еще

забанил я один раз девочку. баним частника, подбаниваем к дому, забаниваемся пивом. музычку вбанили. короче, начинаем баниться.

убанились в сисю
все мозги пробанил
приобнимая банил
иди ты в баню ("баня" - бан, ласк.)
баня, бань ("уходя, уходи")
Ваня, бань! ("Ваня, да ладно тебе! Плюнь!")
  • Current Music
    хелта-скелта
krishna

диалог в троллейбусе

- А как он выглядит?
- Похож на Розенбаума, только лысый.
- Розенбаум тоже лысый.
- То есть без усов.
- Без усов? Чем же он тогда похож на Розенбаума?
- Ннуу... не знаю. Лысый. Хотя нет, погоди, он как раз не лысый.
- Волосатый и без усов - какой же это Розенбаум?
- Что-то такое было в нем. Розенбауминка какая-то.
- Он с гитарой был?
- Нет.
- Я знаю, он наверное был в платьице простом из подаренного ветром крепдешина.
- Нет, я бы заметил. Это бросается в глаза.
- Ты хоть знаешь, как крепдешин выглядит?
- Тонкий такой, как марля.
- Тонкий, легкий, но не мягкий. Шероховатый.
- Да! Это он! Точно! Он сам, как крепдешин - веселый, но колючий.
- А внешне?
- Я же говорю - на Розенбаума похож.
krishna

потом идет

Исходя из этого, жаровня подогревается равномерно - любовь яровая, как и озимая, дает свои всходы только на фертильной, благоудобренной почве. В институте полным ходом шла подготовка к конкурсу КВН. Свист паровоза, как и

зачеркнуто, все зачеркнуто, потом много пустого места, потом так:

Предрасположенностью своею к полноте Митенька был обязан

опять зачеркнуто, на полях пометка "в 16:30 с паспортом", ниже нарисован слоновый хобот и бивни, потом:

Ухогорлонос - профессия почетная. В. А. Стародубер с детских лет мечтал стать ухогорлоносом.
- На самом деле, в детстве я хотел стать Навуходоносором, - обиженно сопит Виталий Андреевич, ковыряясь указательным пальцем в дырочке круглого зеркальца, из тех, которыми ухогорлоносы обычно освещают наши ухи, горлы и носы.
- Расскажите же, как это произошло. Вам было страшно?

потом все заштриховано, много раз повторяется слово "так": "так так так так таааак тэкс тэкс тэкс. так-с. нуте-с"
потом идет изображение человеческой ступни, крайне неудачное, с подписью "ай да пушкин"

потом листок кончается, начинается стол, лакированый, из светлых пород. потом идет ножка стола, ковер, линолеум, линолеум, линолеум, следы чего-то коричневого, порог, балконная дверь - она заперта; стекло балконной двери, с той стороны к стеклу прижимается лицо, расплющивая нос и губы, губы кажутся от этого огромными, как у негров. Это Стародубер.

- Впустите меня!

За ним открывается вид с балкона - насколько хватает глаз, он состоит из унылой бескрайней равнины, залитой в беспорядке темными озерами луж. В лужах отражается ослепительно яркая луна с черной дырочкой в самом центре. Это зеркало Стародубера.

Потом идет дождь. Губы стекают по стеклу, стекает стекло, линолеум, луна, что-то коричневое, запятые и точки, остается один листок, на который капают капли, разбиваются, капают, разбиваются, падают, раз

потом опять все зачеркнуто, нарисовано некоторое пятно, подернутое рябью - очевидно, лужа; нарисован маленький кружок внутри большого - видимо, то самое зеркало; потом идет рисунок толстых губ. дальше так:

- Прекратите это отвратительное словоблудие!!! Зачем нам опилки ваших мыслей? Не засоряйте окружающую информационную среду! Займитесь созиданием, а не переливанием букв из пустой вашей головы в порожнии головы ваших читателей. Такие, как вы

потом в мельчайших подробностях изображен хуй, потом свистит паровоз, потом наступает весна, потом лето, а летом всегда что? каникулы! урррра! каникулы!

пиздец как я рад
наконец-то каникулы
последний день - учиться лень
и просим вас, учителей
не мучать маленьких детей

потом идет много рисунков, изображающих маленьких детей с учителями в разнообразных позах

потом идет енот по лесу, ему навстречу лось, енот ему и говорит - лось, а лось?
а лось ему говорит - слушаю вас
а енот ему - а ты знаешь, что потом идет?
- я прошу прощения, но, во-первых, мы с вами на брудершафт не

потом идет пот
и паравоз, свистя, идет
потом идет скроллбар, потом, ниже, выпадающее меню "Security Level", потом идет кнопка "Detect Music Now", потом какие-то опции, потом окошко semagic'a заканчивается, потом идет таскбар, потом заканчивается монитор, потом идет клавиатура, кнопки, мои пальцы

потом сижу я

потом все зачеркнуто
krishna

желуди и автобусы

В отрочестве я сделал из ста восьми желудей кришнаитские четки и носил их в холщовом мешочке. Я полагал, что эпатирую пассажиров общественного транспорта беззвучным бормотанием "маха мантры". Пугающе давно это было.

А желуди до сих пор со мной. Гладкие, приятные пальцам. Я достаю из кармана воображаемый желудь и бросаю его джинсовой юбке с поясом в заклепках и модной книгой в руке:

- Девушка, Оксаны Робски на самом деле не существует. Она виртуал Крылова. У вас есть жэ жэ?
- Хамло, - юбка одергивает юбку на заду.

Желудь, этот неродившийся развесистый дуб дальнейших вариантов, трещит под ее розовым сапогом.

Легкое, как от упущенного автобуса, сожаление сменяется удовлетворением - не мой маршрут.

Желудей еще много. Воображаемых.